Статьи

Мост свободных искусств

No comments

Иногда кажется: Италия – огромный, вытянутый в длину обеденный стол, за которым собрались добродушные жители, думающие лишь о вкусной еде, хорошем вине, и между завтраком-обедом-ужином порой посматривающие на небо. Но такие впечатления обманчивы. Стоит вглядеться-вслушаться, и начинаешь понимать: именно в музыке, литературе и любви к Всевышнему – сгусток итальянской души, скрытый стержень итальянской жизни. Здесь-то и проступает родство с россиянами. Отсюда же – феерический успех фестиваля «Очи черные». 

А началось все восемь лет назад, когда профессор Валерий Ворона и продюсер Карло Визинтини, заручившись поддержкой тогдашнего Мэра Монтекатини Джузеппе Белланди и Президента фестиваля «Королевское лето» Джованни Фиори, решили закрепить российско-итальянские духовные устремления постоянными встречами. 

Теперь чуть истории.17 января 1843 года «Литературная газета» опубликовала стихотворение Евгения Гребенки «Очи черные». Тут нужно заметить: бездонность черных очей была к тому времени изведана русской поэзией в полной мере. Юный Лермонтов пишет «Черные очи». У Баратынского – «краса черноокая». Туманский выбирает в спутницы темноокую красавицу, и так без конца и краю. 

И все же – у истоков Пушкин. Его «Черная шаль» покроя 1820 года и глаза, темнеющие от взгляда на нее, задали тон тогдашней поэзии, сильно контрастируя с сизыми голубочками и густо нарумяненными пасту́шками. Знал Пушкин и Евгения Гребенку, который перевел «Полтаву» на украинский язык, и относился к собрату по перу вполне одобрительно… 

Интересна и современная предыстория фестиваля. Именно здесь, в Монтекатини, Никита Михалков снимал свои «Очи черные» с Еленой Сафоновой и Марчелло Мастроянни. Недалеко от этих мест Андрей Тарковский окунался с головой в свою «Ностальгию». Ну а за последние семь лет здесь выступили десятки, если не сотни музыкантов мирового класса. 

Нынешний VII фестиваль был посвящен 220-летию со дня рождения Пушкина. Его слово пронизывало фестиваль насквозь: романсы на пушкинские стихи, композиторы и поэты, на которых он повлиял, соткали невидимый, но хорошо ощутимый русский купол над чудесным итальянским городом. 

Вот кто принял участие в VII фестивале: народный артист России, пианист Александр Бондурянский; заслуженный артист, скрипач Сергей Кравченко; солисты ведущих оперных театров мира: приглашенная солистка Большого театра, сопрано Ирина Костина; приглашенный солист Метрополитен-опера и Пражской национальной оперы, бас Виталий Ефанов; лауреат международных конкурсов, тенор Николай Ерохин; лауреат международных конкурсов, художественный руководитель фонда «Belcanto» Татьяна Ланская; лауреат международных конкурсов, солистка театра «Новая опера», сопрано Марина Матвеева; лауреаты международных конкурсов, скрипачки Светлана Безотосная и Анастасия Тимошенко, пианистка Элина Кани, виолончелистка Арина Согомонян и другие. Да еще, «под занавес» – «Симфоджаз братьев Ивановых»: пианист Михаил Иванов, контрабасист Андрей Иванов и вокалистка Полина Орбах, поразительно совместившие блюз и рэгтайм с родимым «Эй, ухнем!». Была и премьера: прозвучал только что написанный композитором Юрием Тинеевым романс «Храни меня, мой талисман», посвященный драгоценному перстню, полученному Пушкиным в дар от «ласковой волшебницы» Елизаветы Воронцовой. 

Дирижировали Московским молодежным камерным оркестром, исполнявшим как отдельную программу, так и сопровождавшим солистов, – заслуженный деятель искусств, ректор МГПИ им. М.М.Ипполитова-Иванова блистательный Валерий Ворона и молодой талантливый Муртуза Бюльбюль. 

К 220-летию великого поэта был приурочен и круглый стол: «Взаимосвязи русской и итальянской культур». Участвовали: директор Всероссийского музея А.С.Пушкина Сергей Некрасов, кинорежиссер Галина Евтушенко, показавшая информационно насыщенную и в то же время завораживающую ленту «Пушкинская Италия» (сценарий Алексея Букалова, Виктора Листова, Галины Евтушенко) и прозаик Борис Евсеев, представивший роман о Евстигнее Фомине, выпускнике Болонской филармонической Академии, чью музыку Пушкин без сомнения знал, но при этом даже не догадывался об истинном ее авторе! 

Важно и то, что в концерте «Будущее большой музыки» выступили юные дарования России и Италии, победители Всероссийского телевизионного конкурса «Синяя птица», стипендиаты Международного благотворительного фонда Владимира Спивакова и Фонда «Русское исполнительское искусство». Как всегда, виртуозно вели концерты заслуженная артистка РФ, президент «Российского фонда культуры и искусства» Ангелина Вовк и журналист и телеведущий Михаил Куницын. 

Присутствовали на фестивале и почетные гости: Чрезвычайный и Полномочный Посол Азербайджана в России Полад Бюльбюльоглы, Мэр города Монтекатини Лука Барончини, президент фестиваля ESTATEREGINA Джованни Фиори, мастера культуры, общественные деятели, бизнесмены, журналисты. 

Резвыми ветерками с тосканских Металлоносных Холмов летели и летели разговоры о фестивале. Стало ясно: интерес к этой феерии «звуков, чувств и дум» с каждым годом растет. Почему? Да потому, что в Монтекатини бережно хранят и приумножают ВСЮ культуру, а не только политически выгодные ее части. Церковь Святого Петра ХI века тут соседствует с крепостью, переходившей от гвельфов к гибеллинам и обратно. Памятник изысканному Джакомо Пуччини, упивавшемуся здесь красотой нового музыкального стиля с близким русскому сердцу называнием «веризм» – рядом со всевластным Джузеппе Верди (оба памятника, кстати, подарил городу их автор, академик Российской Академии художеств Айдын Зейналов). Ну, и, конечно, поддерживаются в идеальном порядке сами Термы – неотъемлемая часть итальянского мироощущения. Термы – это бани. Еще в 1530 году у подножия холма Монтекатини были построены бани-купальни. Они получили название «Купальни Медичи» или «Купальни черного дрозда». Подходя к современным гротам и термам так и ждешь: сейчас из пропнигия (парильни) выйдет бальнеатор (раб-банщик) и укажет дорогу в айлептерий (помещение для массажа и умащения тела маслами). Правда, сейчас термы изменились. Не сами постройки, а их функция. Теперь – это в основном спа-процедуры и целебные воды. 

Сменилось, конечно же, и назначение бывшего фашистского крематория, превращенного в своеобразный Вокзал Времени, с которого можно отправиться не только во Флоренцию, Луку или Пизу, но и побывать в 40-х годах ХХ века, пугающих чудовищностью мыслей и бесчеловечностью архитектуры… 

Только культура порождает культуру! Не деньги, не власть. Поэтому, можно смело сказать: фестиваль «Очи черные» превратился в мост свободных от любого диктата искусств, соединяющий Россию и Италию. И по-своему продолжает путь, проложенный Пушкиным, Чайковским, Шаляпиным. К слову сказать, Федор Иванович Шаляпин еще в начале 900-х создал собственный вариант «Очей»: отредактировал текст Гребенки и добавил две своих строфы. Романс со строками: «Где царит любовь, где царит покой, Где страданья нет, где вражде запрет!» – сразу приобрел иное значение, зажил своей жизнью. Этот вариант романса Шаляпин посвятил своей жене, итальянской танцовщице Иоле Торнаги. 

«Очи черные» манят музыкантов, писателей, кинематографистов. Чем? Своей отшлифованной до последнего звука программой и тайной непредсказуемостью: вдруг неожиданная страсть? Вдруг бездонные очи, вдруг новая, сводящая с ума музыка, или улетная проза? Вдруг из-за курящихся вершин выглянет ангел со скрипкой подмышкой, желающий поучаствовать в русско-итальянских музыкальных и речевых слияниях?.. 

Как люблю я вас, «Очи черные»! 

Борис ЕВСЕЕВ 

Монтекатини–Москва

adminМост свободных искусств
read more

статья Валерия Вороны о новой постановке «Пиковой дамы»

No comments

Обычно в театры идут с определенными и, как правило, достаточно предсказуемыми ожиданиями. Когда же идешь на премьеру в «Геликон-оперу», то предсказуемость ожиданий заключается именно в непредсказуемости режиссерских решений Дмитрия Бертмана: от его новых постановок всегда ждут сенсационности.

Вот и я, послушный общему закону, шел на премьеру «Пиковой дамы» с некоторой опаской, понимая, что это будет необычная постановка, и пытаясь предугадать, что же можно модифицировать в этой выкристаллизованной классике. Какие-то догадки и предположения, конечно, были. И все же мое воображение отказывалось работать — видимо, оно несколько обленилось, привыкнув к неизменности устоявшихся в репертуаре ведущих театров эталонных спектаклей.

То, что я увидел и услышал в «Геликон-опере», по-настоящему ошеломило!

«Культурный шок» охватил уже с открытием занавеса. Сценическое пространство разделено на три части. Основное действие происходит на авансцене и на второй сцене, которая установлена как бы этажом выше, что, с одной стороны, позволяет более детально, как в увеличительном стекле, воспринимать все мизансцены, а с другой — создает перспективу и привносит динамику в визуальное восприятие.

Самое же, на мой взгляд, революционное решение касается оркестра, который, образно говоря, «вызволен из подземелья» и занял подобающее ему место на сцене. Наконец-то оркестр стал подлинным действующим лицом не только в партитуре, но и в сценической интерпретации оперы.

Благодаря мастерскому использованию световых эффектов, прозрачного занавеса, других технических средств, которыми великолепно оснащен театр, оркестр то выходил на первый план в сольных номерах, то отступал, на время уходил в тень и вновь, в соответствии с драматургией оперы, возвращался, буквально заполняя собою весь зал и напрямую общаясь с очарованной публикой.

За пультом стоял неувядаемый Владимир Федосеев, который отмечает в этом году свой 85-летний юбилей. Я поймал себя на мысли, что раньше, когда за пультом стояли выдающиеся дирижеры, я старался занимать в театре места, с которых можно было хотя бы частично видеть дирижера. Невольно приходилось периодически отрывать взгляд от сцены и направлять его в оркестровую яму.

В традиционном формате оркестр, не смотря на основополагающую роль, которую он играет в музыкальной драматургии «Пиковой дамы», воспринимался все же как прикладная часть спектакля. На этот раз искусство несравненного Владимира Федосеева по-настоящему стало отправной точкой в восприятии музыки и сюжета, привнесло совершенно новые, неведомые ранее грани и краски в общую атмосферу спектакля.

Такое подлинно революционное сценическое решение создало еще один эффект. Действующие лица оказались не перед дирижером, как ранее, когда оркестр находился в яме, а на авансцене, за спиной дирижера. Это освободило их от неизбежной прикованности к дирижерскому жесту (представляю, как не просто было артистам пойти на такой шаг), и, в конечном итоге, обострило музыкальную чуткость солистов и раскрепостило их с точки зрения сценического движения. Этому способствовали и умело вмонтированные в декорации, невидимые для публики телемониторы, расположенные в разных ракурсах. Таким образом, дирижер, присутствуя на мониторах «в размноженном виде», все время был «рядом» с исполнителями. Все это придало оперному спектаклю ощущение свободы, позволило уйти от привычной оперной статичности, помогло полнее раскрыть актерские возможности исполнителей.

Я думаю, эти режиссерские находки Дмитрия Бертмана имеют непреходящее значение. Их значение сопоставимо с тем, что сделали Гектор Берлиоз и Рихард Вагнер, впервые повернувшись лицом к оркестру и спиной к залу.

Не побоюсь сказать, что история оперного театра разделилась на «до» и «после» «Пиковой дамы» в постановке Дмитрия Бертмана.

Осмелюсь также предположить, что теперь во многих театрах, где имеется возможность поднять оркестр на уровень сцены, по крайне мере, увертюры и сольные оркестровые эпизоды будут играться в прямом контакте с публикой.

Хочется искренне поздравить Дмитрия Бертмана с этой творческой удачей! Он не перестает удивлять нас нестандартностью режиссерского мышления и обладает невероятной способностью находить интересные, новаторские решения, которые, не разрушая традиций, помогают открывать новые смыслы великих творений.

Самое же непостижимое заключается в многоликости этого замечательного режиссера. В каждой премьере перед нами предстает новый Бертман. И каждый раз хочется заново с ним знакомиться.

 

adminстатья Валерия Вороны о новой постановке «Пиковой дамы»
read more

Триумфальное выступление ММКО на Фестивале «Артистические семьи и династии» во Франции

Париж перед Рождеством сказочно прекрасен! Именно таким, волшебным и сверкающим, его увидели юные оркестранты Московского молодёжного камерного оркестра, прекрасно выступившие на фестивале «Артистические семьи и династии» / Lignée d’Artistes, который вот уже пятый год подряд проходит в городке Таверни, что в 22 километрах от Парижа.

Экскурсия в искрящийся снегом и рождественскими гирляндами Париж стала подарком музыкантам от инициатора и организатора фестиваля Рены Шерешевской, педагога по классу фортепиано, обретшей широкую известность в России после того, как её ученик Люка Дебарг успешно выступил на XV Международном конкурсе им. Чайковского и мгновенно стал не только кумиром московских меломанов, но и приобрёл широкую международную известность.

Московский молодёжный камерный оркестр – своего рода «сборная Москвы», состоящая из студентов и выпускников ГМПИ им. М.М. Ипполитова-Иванова, Московской государственной консерватории и других музыкальных ВУЗов, – приехал на фестиваль Рены Шерешевской не впервые. Молодой, судя разве что по возрасту участников, коллектив давно и заслуженно завоевал признание в странах Европы – Италии, Франции, Германии, Бельгии, Черногории, Монако – именно благодаря тому, что возраст участников юный, а исполнительское мастерство – зрелое.

В этом году в первом отделении единственного и триумфального концерта оркестром управлял известный в мире скрипач и дирижёр Жан-Жак Канторов. Исполненные под его руководством виртуозные произведения «Проклятие» Ференца Листа и Концерт для фортепиано, трубы и струнного оркестра Дмитрия Шостаковича поразили публику. Партию фортепиано в концерте Шостаковича исполнил сын дирижёра Александр Канторов, тоже, кстати, подающий большие надежды ученик Рены Шерешевской. Было слышно, что дирижёр и оркестр пришли к поистине семейному взаимопониманию и чуткому контакту, не взирая на небольшое количество репетиционных часов, что опять же служит доказательством высокого профессионализма молодых оркестрантов.

Во втором отделении за пульт встал Валерий Ворона – художественный руководитель Московского молодёжного камерного оркестра, скрипач, дирижёр и ректор ГМПИ им. М.М. Ипполитова-Иванова. Именно благодаря опыту и энтузиазму этого неутомимого человека оркестр приобрёл гармоничное и слаженное звучание. В особенности знатоки и ценители скрипичной музыки отмечают изысканно-утончённое звучание струнных-смычковых инструментов, что закономерно: ведь руководитель оркестра Валерий Ворона – скрипач, который щедро делится с учениками своим мастерством. Столь же прекрасно звучал оркестр и под управлением молодого дирижёра Игоря Берендеева, ассистента-стажёра кафедры оперно-симфонического дирижирования, которой в ГМПИ им. М.М. Ипполитова-Иванова заведует выдающийся дирижёр, народный артист СССР, профессор Юрий Симонов.

Валерий Ворона

«Ипполитовцы» исполнили свои оркестровые «хиты»: например, виртуозную Фантазию «Цирк» композитора Сергея Дрезнина на темы Исаака Дунаевского публика всегда принимает с восторгом. Валерий Ворона традиционно предстал в двух ипостасях – одновременно как дирижёр и скрипач. Кто хоть раз слышал, как тонко, лирично и изящно звучит его скрипка, тот не забудет этот проникновенный звук никогда. Соответственно играет и его ученица Анастасия Тимошенко – ассистент-стажёр «Ипполитовки», первая скрипка Всероссийского юношеского оркестра под управлением Юрия Башмета и артистка его же оркестра «Новая Россия». Молодая скрипачка отвечает высоким требованиям маэстро Башмета, в дуэте с которым Анастасия неоднократно солировала. Исполнив вместе с оркестром части «Зима» и «Весна» из цикла «Времена года» Астора Пьяццолы, солистка продемонстрировала изысканное чувство стиля.

Маэстро Ворона традиционно приглашает выступить в своих концертных программах в качестве солистов и юные дарования России. На сей раз восьмилетний ксилофонист Иван Ильин, стипендиат Фонда Спивакова и ученик ЦМШ, покорил публику виртуозным исполнением «Неаполитанской песенки» П.И. Чайковского и Увертюры к опере Жоржа Бизе «Кармен».

Для европейской публики, впервые услышавшей этот музыкальный коллектив, такой великолепно слаженный ансамбль стал большой неожиданностью, потому что зрители предполагали услышать хоть и хорошего уровня, но всё же студенческий оркестр, а попали, к своему удивлению, на концерт профессионалов! А когда к точному интонированию и хорошо воспитанному «чувству локтя» в ансамбле добавляется ещё и юношеский азарт, задор, радость и восторженно горящие глаза оркестрантов – это абсолютно покоряет публику. Качественная профессиональная подготовка вместе с искренней отдачей и свежестью восприятия музыки творят чудеса.

Публика устроила молодым московским музыкантам овацию: продолжала долго аплодировать, даже после того, как оркестранты, исполнив несколько «бисов», ушли за кулисы. В итоге концерт длился… несколько часов! Естественно, после такого горячего приёма, Московский молодёжный камерный оркестр получил приглашение снова приехать во Францию в будущем году. И подобные предложения поступили не только от организатора фестиваля Lignée d’Artistes Рены Шерешевской, но и от музыкантов других стран Европы.

 

adminТриумфальное выступление ММКО на Фестивале «Артистические семьи и династии» во Франции
read more